Каждый, кто обращается к Вам в Индии, предлагая что-нибудь бесплатно, например бескорыстную помощь, однозначно мошенник. Всякий, кто о начинает с Вами разговор в местах скопления белых туристов в Индии, хочет от Вас денег. Всякий, кто предлагает Вам показать хороший магазин, гостиницу, ресторан (и все что угодно еще) получает комиссионные и то, что он Вам покажет, скорее всего будет раза в два дороже, чем за это стоит платить. Подавляющее большинство попрошаек в Индии — профессионалы, так что если уже им платить, то платить за хорошее шоу. Пристающим детям можно раздавать конфетки по две рупии за штуку, религиозным попрошайкам можно давать деньги по настроению, потому что никто никогда не знает, кто перед вами, – попрошайка или настоящий садху. Но обязательно нужно, все же давать деньги уличным музыкантам, актерам и факирам.

Ах да … уличные астрологи и прочие предсказатели, они заслуживают внимания и оплаты в той же степени, что цыганские гадалки на наших улицах. В целом, чтобы не быть обутым мошенниками стоит просто помнить, что индийская действительность отличается от нашей только по форме и нисколечко по сути. Вам ведь не придет в голову идти за неизвестным, который на привокзальной площади будет звать вас в магазин своего брата, где можно о-о-о-о-чень дешево купить айфон, правда? Здесь то же самое.

Милые мошенники Каши. (c) inditrip.net

Эта милая дама, развела меня на 490 рупий. К моменту завершения развода, я уже понимал, что я лох, но съезжать с базара было как-то неудобно. В конце концов, 10 долларов не такая уж страшная сумма. Однако ...

Есть классический развод для ферангов. Бедный-несчастный местный житель, чаще жи тельница, просит у Вас не деньги, а купить что-нибудь очень-очень необходимое, например дорогое лекарство для мамочки или ребеночка, книги для в школу, школьную форму или еще что-нибудь страшно незаменимое, без которого жизни нет. Наивный благородный феранг, уверенный что делает доброе дело прется вместе с просителем в специальный шоп, где продается «это». И … Он-то думал, что у обделенного просителя денег нет совсем и его бедная фантазия простирается не дальше чем на сотню-другую рупий, но оказывается, что «это», такое жизненно-важное стоит баксов 20-30 минимум. Преодолевая шок, благородный феранг, растоптав в себе остатки здравомыслия и придушив жадность, платит за «это». В конце концов это же вопрос жизни и смерти, благородный поступок и, хрен с ними с двадцатью баксами, но раз в жизни можно себе позволить спасти человека или хотя бы изменить к лучшему его судьбу на драматическом повороте.

Раздираемый с одной стороны осознанием собственного благородства и страданиями о глупо потраченных деньгах с другой, феранг удаляется, более довольный чем разочарованный, чтобы потом рассказывать друзьям о том, как в диком, далеком Уттаре он спас несчастного. Кстати, на всякий случай, для того, чтобы снять денег с феранга на грани равновесия жабы и благородства, всегда есть выбор между дорогим и хорошим вариантом помощи и плохим, временным и дешевым.

Облагодетельствованный и спасенный местный житель (как правило весьма милая барышня) вскоре возвращается с жизненно-необходимым приобретением в магазин и делит с продавцом, который в доле, свободно конвертируемый эквивалент благородства феранга. В общем-то это не самый противный способ практически честного отъема денег, но очень гадко оказаться на месте глуповатого добродетеля, особенно, зная как это работает. В общем меня развели.

Сперва милая барышня с младенцем попросила купить ей алоотику, такую, как ел я. Фигня, как бы, пятнадцать рупий, если милая барышня хочет есть. Довольно жадно съев картошку барышня попросила молока для ребенка. В общем-то тоже фигня, – литр 30 рупий, я был в благостном настроении и протянул ей двадцатку. Не-не-не, – сказала честная девушка, – не нужно мне денег. Купи мне молока для ребенка. Странная, – подумал я, но говорю, – ладно, подожди, доем и пойдем купим тебе молока.

Идем, проходим мимо молочника. Говорю, мол, стой, вот же молоко. А она и отвечает человеческим голосом, – не такое, нужно специальное молоко. Идем дальше, подходим к киоску. Вот, говорит она, тут правильное молоко. Продавец ловко достает и ставит на прилавок три коробки соевого корма Нестле для младенцев. Сколько, спрашиваю, без того зная, что дорого. Пятьсот девяносто, – отвечает продавец. Я говорю «нет», мамаша рыдает голодный ребенок орет, продавец укоризненно качает головой, страсти накаляются. Думаю, – фиг с тобой, раз тебе нужно соевое молоко, ладно. У моей дочки были трабблы с лактозой, мы ее таким же кормили. Говорю, – давай одну коробку. Не-е-е, – отвечает продавец, когда ребенок голодный, нужно сперва вот это, потом вот это, а потом уже это, для сытых детей. В крайнем случае, можно без этого, только два. Ладно, давай два. За два получается 490. Ладно, благородство, так благородство. Плачу, но давит неудержимая жаба.

Счастливая мамаша со счастливым ребенком улыбается в камеру и довольная удаляется с коробками. Ну не верю я, вот никак не верю, что бедная индийская мама, вынужденная побираться, может покупать своему ребенку еды на десять баксов. Развели, – думаю, – ну да ладно, давно не попадался. Обидно, но ничего не поделаешь.

Сегодня утром иду на базар за папаей, гранатом, мандаринами и бананами на завтрак со сладким курд. Милая барышня с ребенком просит купить ей молока. Нафиг, – говорю, – нафиг маомочка. Через сто метров еще одна просит молочка купить. Пропадать так с музыкой, – прищется вступать в неравный бой с мафией. Ладно, – говорю, – пошли покупать тебе молочко.

Счастливая мамочка приводит меня к тому же киоску. Несчастный продавец мечется, делая вид, что очень занят.

My friend, I frankly regret bringing to you bad news, but I've got really bad news.
What?
Really bad news my friend, really …
What a bad news?
There are strong evidences that you are a cheater.
Me?
You, my friend, and I have to report to police.

Чувак варится, рассказывает, что цена официальная, показывает ее на коробке, рассказывает, что много-много женщин покупают у него такое молоко для своих детей, что я не прав и мои слова для него обидны.

Hence I go to call police and you'll have a chance to explain it to police officer.
No, Sir. It's bad.
It's good, really good my friend, or maybe you'd like to pay me back?
No, Sir.
It means that you wish me go to police. No problem. Have a nice day!
No, Sir. Wait please! Don't do it! It's bad ...
Sounds like you misunderstand me, friend. There are two options only – I can call police or get my money back.
Ok, Sir, here is 500 rupee, give me change please.
No my friend, it will be penalty. Have a nice day!

Страшно довольный собой, но слегка напуганный собственным рискованным жестом, я двинул в сторону рынка сквозь полумрак кривой узкой улочки Каши.